Система договорных отношений в организации

Содержание к диссертации

Введение

Часть I. Общая характеристика концептуальных положений по проблемам единства и дифференциации в договорном регулировании отношений по электро- и теплоснабжению

Глава 1. Интегративныи подход к договорному регулированию отношений по электро- и теплоснабжению в условиях развития когенерации

1.1. Предпосылки становления рынка когенерации в России и проблемы его образования 22

1.2. Общие черты и основные различия в регулировании рынков электрической и тепловой энергии в России 43

1.3. Правовое регулирование деятельности по снабжению потребителей электрической и тепловой энергией и задачи его дальнейшего совершенствования в условиях становления рынка когенерации 50

1.4. Электрическая и тепловая энергия как особые объекты договорных обязательств 59

1.5. Правовое регулирование тарифов на электрическую и тепловую энергию в условиях развития когенерации 77

1.6. Договорные формы отношений по снабжению потребителей электрической и тепловой энергией в условиях становления рынка когенерации 90

1.7. Общие проблемы гражданско-правовой ответственности в договорных обязательствах по электро- и теплоснабжению 102

Глава 2. Основные направления энергосберегающей политики на рынках электрической и тепловой энергии в условиях развития когенерации

2.1 Основные положения по энергосбережению и повышению энергетической эффективности на рынках электрической и тепловой энергии в условиях развития когенерации 116

2.2 Энергетическое обследование: понятие, значение, организация проведения 119

2.3 Значение и сфера применения энергосервисного договора договорных в условиях становления рынка когенерации 126

2.4 Контракт на энергосервис: особенности правового регулирования система договорных отношений в организации 134

Часть II. Особенности договорного регулирования отношений на рынках электрической и тепловой энергии в России

Глава 3. Специфика договорного регулирования отношений на оптовом рынке электрической энергии и мощности в России

3.1 Особенности договорного регулирования отношений в рамках Единой энергетической системы страны в период с 1995

по 2003 г 145

3.2 Основные особенности и механизм функционирования оптового рынка электроэнергии и мощности 165

3.3 Правовое положение участников оптового рынка электрической энергии и мощности 170

3.4 Система договорных отношений на оптовом рынке электроэнергии 179

3.5 Правовая модель рынка мощности 186

3.6 Саморегулирование на оптовом рынке электрической

энергии и мощности 193

Глава 4. Особенности договорного регулирования отношений на розничных рынках электрической энергии

4.1 Поиск модели договора, опосредующего отношения на розничных рынках электрической энергии 198

4.2 Понятие и условия договора электроснабжения 203

4.3 Участники договорных отношений, связанных со снабжением электрической энергией 226

4.4 Особенности заключения, изменения и прекращения договора электроснабжения 234

4.5 Договор снабжения электрической энергией бытового потребителя 238 4.6 Договор снабжения электрической энергией бытового потребителя, проживающего в многоквартирном доме 243

4.7 Последствия нарушения обязательств по снабжению потребителей электрической энергией 250

Глава 5. Обязательства из договора теплоснабжения

5.1 Понятие и юридическая природа договора теплоснабжения... 260

5.2 Субъекты отношений по снабжению потребителей тепловой энергией 272

5.3 Условия договора теплоснабжения 280

5.4 Содержание договора теплоснабжения 288

5.5 Заключение, изменение и прекращение договора теплоснабжения 291

5.6 Проблемы эффективности имущественных санкций в обязательствах из договора теплоснабжения 308

5.7 Саморегулируемые организации в сфере теплоснабжения 328

Глава 6. Сделки, совершаемые в сфере снабжения потребителей тепловой энергией: отдельные разновидности договора теплоснабжения

6.1 Система договоров в сфере теплоснабжения 340

6.2 Договор теплоснабжения, заключаемый с юридическим лицом- потребителем 346

6.3 Договор снабжения тепловой энергией бытового потребителя 351

6.4 Договор снабжения тепловой энергией потребителя, проживающего в многоквартирном доме 363

Заключение 369

Список использованных источников

Введение к работе

Актуальность темы диссертационного исследования. Энергетические рынки нашей страны постоянно растут и совершенствуются, усложняются и развиваются договорные отношения их участников, изменяются форматы самих рынков, корректируются их функции. В то же время отчетливо прослеживается тенденция к интеграции рынка электрической и рынка тепловой энергии, которые вследствие своей общей технологической направленности нуждаются в специфическом регулировании. Отношения, складывающиеся на этих рынках, отличаются рядом экономических особенностей, обусловленных спецификой технологического

функционирования производственных объектов электро- и теплоэнергетики, что предопределяет общую правовую модель регулирования этих отношений.

Существенной особенностью российского рынка электрической энергии является его тесная связь с рынком тепловой энергии. Анализируя ситуацию на этих рынках, можно констатировать, что общие особенности проистекают из технологической специфики функционирования производственных объектов энергетического хозяйства. Так, на российском рынке определенная доля электрической и тепловой энергии вырабатывается в теплофикационном (комбинированном) цикле, и, как следствие, одни и те же объекты энергетики обеспечивают функционирование и рынка электрической, и рынка тепловой энергии. Кроме того, исходя из цели снижения вредного воздействия на окружающую среду в 2007 году Россия присоединилась к декларации лидеров стран G8 по расширению использования технологий по комбинированной выработке тепловой и электрической энергии (когенерации) в национальных энергетических системах. В нашей стране рынок когенерации находится на этапе становления, но необходимо учитывать, что он является составной частью рынков электрической и тепловой энергии.

Одной из главных целей правового регулирования в сфере электро- и теплоэнергетики является содействие обеспечению беспрепятственного и бесперебойного энергоснабжения отечественных потребителей. Успех в достижении этой цели во многом зависит от решения ряда проблем, в том числе и правового характера. В последние годы принят целый блок нормативных правовых актов, которые упорядочивают отношения, складывающиеся на рынках электрической и тепловой энергии. Однако стройная система в этой сфере еще не сложилась. Более того, многие из принятых нормативных правовых актов не лишены недостатков как юридико- технического, так и концептуального характера. Очевидным препятствием развития когенерации в России является различие в подходе законодателя к регулированию отношений по электро- и теплоснабжению: в сфере электроэнергетики создана новая система организации торговли электроэнергией на конкурентной основе, а деятельность в сфере теплоснабжения является естественномонопольной.

Бесспорно, развитие рынка когенерации невозможно без разработки юридических моделей и институтов, адекватных характеру и природе развивающихся социально-экономических отношений. Значимость проблеме придает не только особая роль, которая в отечественной экономике традиционно принадлежит такой важной отрасли, как энергетика, но и жесткая зависимость от нее ряда других отраслей национального хозяйства. Однако на практике создать необходимый правовой механизм договорного регулирования отношений по снабжению потребителей электрической и тепловой энергией в условиях развития когенерации весьма непросто. Этому препятствуют экономические трудности переходного периода, а также недостаточно проработанная концепция построения новых отношений в сфере электро- и теплоснабжения; и как следствие, на сегодняшний день некоторые вопросы, связанные со снабжением электрической и тепловой энергией, не урегулированы на законодательном уровне. Следовательно, задача комплексного исследования проблем единства и дифференциации правового регулирования договорных отношений по электро- и теплоснабжению в условиях становления рынка когенерации является весьма актуальной как для цивилистической науки, так и для совершенствования гражданского законодательства и практики его применения.

Степень научной разработанности темы

В советской цивилистической науке вопросы правового регулирования обязательств по электроснабжению были рассмотрены в работах М.М. Агаркова, С.М. Корнеева, Б.М. Сейнароева, A.M. Шафира.

Теоретические проблемы регулирования договорных отношений на рынке электрической энергии России, после перехода к новой конкурентной модели его организации, были исследованы в трудах ведущих специалистов в области энергетического права: Е.В. Блинковой, А.Н. Варламовой, А.П. Вершинина, Е.И. Верзакова, В.В. Витрянского, О.А. Городова, О.А. Двинина, Н.М. Зайченко, Ю.Ю. Захарова, Е.В. Кирюхиной, С.О. Краснопольского, Е.О. Крассова, П.Г. Лахно, Э.О. Мамедовой,

  1. Г. Нестолий, Е.Б. Огиренко, Е.Л. Осипчук, Н.В. Плешакова, С.О. Рецлова,

  2. А. Свиркова и др.

Вместе с тем проблема выбора единого подхода к гражданско- правовому определению электрической энергии, ее места в системе объектов гражданских прав, и, как следствие, правовой модели договорного регулирования отношений, связанных с оборотом электроэнергии, продолжает оставаться нерешенной.

В советский период развития гражданского права отдельные аспекты регулирования договорных отношений по теплоснабжению нашли отражение в работах И.Л. Брауде, Ю.Х. Калмыкова, О.Н. Садикова, А.М. Шафира, а в постсоветский период эти исследования продолжили Е.В. Блинкова, Д.В. Головкина, С.А. Фаустов, А.В. Чибис и др.

Вопросы, связанные с правовым регулированием отношений по электро- и теплоснабжению в условиях развития когенерации, еще не стали предметом пристального внимания ученых-правоведов. В научном исследовании проблем развития когенерации пока явно доминируют экономические аспекты. Труды вышеуказанных авторов охватывают далеко не все вопросы правового регулирования деятельности в сфере электро- и теплоснабжения (не говоря уже о работах более раннего периода). В научной юридической литературе практически отсутствуют монографии по комплексному рассмотрению проблем договорного регулирования в сфере электро- и теплоснабжения в условиях становления рынка когенерации.

Объектом диссертационного исследования выступает система договорных отношений по электро- и теплоснабжению в условиях развития когенерации и связанные с ней проблемы определения юридической природы отношений по электро- и теплоснабжению, единства и дифференциации гражданско-правового регулирования отношений на рынках электрической и тепловой энергии, совершенствования законодательства в этой сфере и практики его применения.

Предметом диссертационного исследования стали нормы российского права, регулирующие договорные отношения на рынках электрической и тепловой энергии, а также практика их применения и научные взгляды, связанные с установлением юридической природы отношений по электро- и теплоснабжению, обоснованием единства и дифференциации гражданско- правового регулирования этих отношений в условиях становления рынка когенерации.

Учитывая значимость отношений по электро- и теплоснабжению потребителей и их специфику, основное внимание в работе уделено договорам, опосредующим отношения на рынках электрической и тепловой энергии в условиях развития когенерации. Рассмотрены вопросы понятия и признаков указанных договоров, сферы их применения и места в системе договорных обязательств, взаимоотношения сторон, разработаны предложения по совершенствованию правового регулирования этих отношений.

Цель и задачи диссертационного исследования

Целью настоящего исследования является разработка и обоснование нового интегративного подхода к регулированию договорных отношений по электро- и теплоснабжению в условиях развития когенерации с учетом развития цивилистической науки, законодательства и правоприменительной практики, а также выявление существующих пробелов и противоречий правового регулирования в этой сфере и определение способов их устранения. Для достижения указанной цели были поставлены задачи:

выявить исторические закономерности становления и развития рынков электрической и тепловой энергии;

определить специфику договорных отношений в сфере снабжения электрической и тепловой энергией в условиях развития когенерации, а также особенности правового статуса субъектов этих отношений;

показать особенности энергетического ресурса (электрической и тепловой энергии) как объекта гражданских прав и его влияние на формирование договорного обязательства;

выявить особенности договорных отношений по энергосбережению и повышению энергоэффективности на рынках электрической и тепловой энергии в условиях становления рынка когенерации;

проанализировать практику судебного рассмотрения споров, возникающих в процессе заключения и исполнения договоров в сфере электроснабжения и теплоснабжения;

сформулировать практические рекомендации по совершенствованию правового регулирования отношений, связанных с электро- и теплоснабжением в условиях развития когенерации.

Методологическую основу исследования составили как общенаучные методы (анализ и синтез, индукция и дедукция, формализация, прогнозирование, сравнение и др.), так и специально-юридические методы познания правовой действительности (догматический, сравнительно- правовой, формально-юридический и др.), что позволило обеспечить полноту и всесторонность изучения анализируемого явления, внутреннее единство исследования, а также достоверность и непротиворечивость его положений.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили труды отечественных и иностранных ученых-юристов: М.М. Агаркова, Н.А. Баринова, Ю.Г. Басина, Е.В. Блинковой, М.И. Брагинского, И.А. Брауде, А.Н. Варламовой, А.П. Вершинина, В.В. Витрянского, О.А. Городова, О.С. Иоффе, А.Ю. Кабалкина, М.И. Клеандрова, С.М. Корнеева, О.А. Красавчикова, В.А. Лапача, П.Г. Лахно, О.М. Олейник,

Ф. Попондопуло, Ю.В. Романца, Р. Саватье, О.Н. Садикова,

А. Свиркова, Б.М. Сейнароева, Е.А. Суханова, В.Ф. Чигира, А.М. Шафира, Е.Д. Шешенина и др.

Нормативной основой исследования выступили положения российского гражданского законодательства, главным образом - положения Федерального закона от 26 марта 2003 г. № 35-Ф3 «Об электроэнергетике»(далее - Закон об электроэнергетике) и Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 190-ФЗ «О теплоснабжении» (далее - Закон о теплоснабжении). В работе были использованы отдельные акты законодательства зарубежных стран, в частности, Закон Украины «О комбинированном производстве тепловой и электрической энергии (когенерации) и использовании сбросного энергопотенциала». Положения и тезисы диссертационного исследования проиллюстрированы примерами из судебной практики.

Научная новизна работы заключается в том, что она является первым комплексным исследованием проблем единства и дифференциации гражданско-правового регулирования отношений по электро- и теплоснабжению в условиях становления рынка когенерации. В диссертации представлена целостная научная концепция совершенствования законодательства, регламентирующего договорные отношения на рынках электрической и тепловой энергии в условиях развития когенерации, состоящая в совокупности из взаимосвязанных научно обоснованных выводов и положений, касающихся предмета исследования. На основании анализа данных российской цивилистической науки и практики предложен расширенный интегративный подход к регулированию договорных отношений по электро- и теплоснабжению в условиях развития когенерации, исследованы его основные концептуальные положения. Впервые в российской юридической науке, представлены выводы по исследованиям теоретических проблем выбора единого подхода к правовой модели договорного регулирования отношений, связанных с оборотом тепло- и электроэнергии, а также по распределению гражданско-правовой ответственности между энергоснабжающей организацией и сетевыми организациями за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств в условиях становления рынка когенерации.

На защиту выносятся следующие положения и выводы, в которых отражается новизна проводимого исследования.

1. В результате проведенного исследования предложено все договоры в сфере электро- и теплоснабжения в условиях развития когенерации по признаку основания и цели их использования разделить на четыре группы:

основные договоры, регламентирующие отношения по снабжению энергией через присоединенную сеть (например, договор электроснабжения, договор теплоснабжения, договор поставки электрической (или тепловой) энергии);

вспомогательные договоры - производные и зависимые от основных договоров. Технологические особенности передачи энергии через присоединенную сеть обусловливают необходимость признания договора оказания услуг по передаче энергии неотъемлемой частью основного договора, так как без основного обязательства договор оказания услуг по передаче энергии не может существовать. Производность от основного договорного обязательства является общей чертой договора оказания услуг по передаче как тепловой, так и электрической энергии; 3) организационные договоры, обеспечивающие процесс заключения и исполнения основных договоров (например, договор на подключение к системе теплоснабжения, договор об осуществлении технологического присоединения к электросетям, соглашение об управлении системой теплоснабжения); 4) договоры, обеспечивающие экономию энергоресурсов, в том числе и путем внедрения когенерационных технологий. К их числу относятся энергосервисный договор и контракт на энергосервис.

2. Технологически неразрывная связь процессов производства, передачи и потребления электрической энергии обусловливает целесообразность применения расширенного подхода к определению понятия договора теплоснабжения: по договору теплоснабжения теплоснабжающая организация обязуется подавать потребителю тепловую энергию (теплоноситель) через тепловые сети (комплекс инженерно-технических устройств, предназначенных для передачи и распределения тепловой энергии), принадлежащие на праве собственности (или на ином законном основании) теплоснабжающей организации и (или) теплосетевой организации, которая обязуется обеспечить процесс ее передачи; в свою очередь, потребитель обязуется оплачивать принятую тепловую энергию (теплоноситель), а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления и обеспечивать безопасность эксплуатации находящейся в его ведении системы теплопотребления. Таким образом, при снабжении тепловой энергией потребителя, теплопотребляющая энергоустановка которого непосредственно не присоединена к сетям теплоснабжающей организации, возникает сложная структура договорных связей, включающая два взаимозависимых договора: договор теплоснабжения (основной договор), заключаемый между теплоснабжающей организацией и потребителем, и договор оказания услуг по передаче энергии (вспомогательный договор).

Договору теплоснабжения присущи видообразующие признаки, а именно: особый предмет договора - тепловая энергия (теплоноситель) и действия по ее передаче, обусловленные технологически неразрывной связью процессов производства и передачи энергии; особый субъектный состав - теплоснабжающая организация, потребитель; особая целевая направленность - возмездная передача тепловой энергии через присоединенную сеть. При этом предмет договора теплоснабжения должен считаться установленным, если содержание договора позволяет определить наименование и параметры теплоносителя, с помощью которого передается тепловая энергия, ее количество и условия о передаче тепловой энергии - вне зависимости от того, передается энергия через сети, находящиеся в ведении теплосетевой организации, или нет.

Отличительными признаками договора поставки тепловой энергии (теплоносителя), выделяющими его в самостоятельный вид договора теплоснабжения, являются, во-первых, особый субъектный состав (обеими сторонами выступают теплоснабжающие организации); во-вторых, наличие особой цели договора - приобретение тепловой энергии для возмездной ее реализации потребителям.

Предложен расширенный подход к определению понятия договора, опосредующего отношения по электроснабжению потребителей на розничных рынках, который предлагается именовать договором электроснабжения. Согласно такому подходу, по договору электроснабжения электроснабжающая организация обязуется подавать потребителю электрическую энергию через сети, принадлежащие на праве собственности (или на ином законном основании) электроснабжающей организации и (или) территориальной сетевой организации, которая обязуется обеспечить процесс ее передачи, а потребитель - оплачивать принятую электрическую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления и обеспечивать безопасность эксплуатации находящегося в его ведении энергопринимающего устройства. Таким образом, при снабжении электрической энергией потребителя, энергопотребляющая энергоустановка которого непосредственно не присоединена к сетям электроснабжающей организации, возникает сложная структура договорных связей, включающая два взаимозависимых договора: договор электроснабжения (основной договор), заключаемый между электроснабжающей организацией и потребителем, и договор оказания услуг по передаче энергии (вспомогательный договор).

Обосновано положение об установлении на розничных рынках электрической энергии общего правила, в соответствии с которым электроснабжающая организация обязана заключить с территориальной сетевой организацией договор оказания услуг по передаче электроэнергии.

Договор электроснабжения наряду со спецификой субъектного состава и целевой направленностью характеризуется спецификой его предмета, включающего в себя как действия обязанной стороны, в том числе действия по передаче электрической энергии, так и саму электрическую энергию. Показано, что предмет договора электроснабжения должен считаться установленным, если содержание договора позволяет определить и количество электрической энергии, и условия о ее передаче - вне зависимости от того, передается энергия через сети, находящиеся в ведении сетевой организации, или нет.

В целях стимулирования развития когенерации и изменения системы перекрестного субсидирования необходимо предоставить потребителям льготы по оплате энергии в случае, если они приобретают и тепловую, и электрическую энергию от одного когенерационного источника.

При исследовании проблем правоприменительной практики обоснована необходимость включения в п. 2 ст. 37 Закона об электроэнергетике и в п. 3 ст. 17 Закона о теплоснабжении дополнительного абзаца следующего содержания: «Потребитель вправе предъявить непосредственно сетевой организации требования, вытекающие из договора оказания услуг по передаче энергии, заключенного между тепло- и (или) электроснабжающей организацией и сетевой организацией, в частности в отношении количества и качества энергии, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора сетевой организацией. При этом потребитель несет обязанности по соблюдению предусмотренного договором режима потребления энергии, по обеспечению безопасности эксплуатации находящегося в его ведении энергопринимающего устройства и исправности используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии, как если бы он был стороной договора оказания услуг по передаче энергии. Однако потребитель не вправе расторгнуть договор оказания услуг по передаче энергии».

В рамках исследования предложено включить в п. 5 ст. 39 Закона об электроэнергетике и в п. 4 ст. 15 Закона о теплоснабжении дополнительный абзац следующего содержания: «Если иное не предусмотрено договором электроснабжения (или теплоснабжения), тепло- и (или) электроснабжающая организация не отвечает перед бытовым потребителем за выполнение сетевой организацией требований, вытекающих из договора оказания услуг по передаче энергии, кроме случаев, когда ответственность за заключение договора лежит на тепло- и (или) электроснабжающей организации. В последнем случае бытовой потребитель вправе по своему выбору предъявить требования, вытекающие из договора оказания услуг по передаче энергии, как непосредственно тепло- и (или) электроснабжающей организации, так и сетевой организации».

При привлечении теплоснабжающей организации к ответственности лишь в виде возмещения реального ущерба за нарушение условий договора о качестве произведенной тепловой энергии неправомерное поведение должника, как правило, остается безнаказанным. Так, при несоблюдении требований к качеству энергии зависимость выплаты возмещения от успешного доказывания размера причиненного убытка означает сохранение неопределенности и ущемление интересов потребителей тепловой энергии, особенно тех, кто потребляет ее для бытовых нужд. В целях обеспечения интересов потребителей необходимо отказаться от принципа ограниченной ответственности в виде возмещения реального ущерба и закрепить правило об установлении ограничительных пределов имущественной ответственности при нарушении теплоснабжающей организацией условия о качестве тепловой энергии в виде законной неустойки (штрафа) - в тех случаях, когда определить размер убытков невозможно.

Обосновывая необходимость защиты имущественных интересов организаций, осуществляющих производство в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии, предложено установить правило, согласно которому «в случае одностороннего отказа от исполнения договора теплоснабжения (или электроснабжения), когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, потребитель обязан возместить реальный ущерб, вызванный расторжением договора, в том числе и расходы, связанные с изменением когенерационных процессов».

Специфическими признаками контракта на энергосервис, позволяющими выделить его в качестве отдельного договора, являются в совокупности: особый предмет (определенные действия или определенная деятельность, направленные на энергосбережение и повышение энергетической эффективности потребления энергетических ресурсов, в том числе и путем внедрения когенерационных технологий, в бюджетной сфере); особый субъектный состав - государственный (муниципальный) заказчик и исполнитель контракта; особая цель - возмездное выполнение мероприятий, связанных с экономией энергоресурсов, при этом оплата осуществляется в нетрадиционных формах, например на инвестиционной основе, а именно: размер вознаграждения исполнителя может равняться сумме тех средств, которые были сэкономлены в результате проведения энергосберегающих мероприятий. Указанные признаки определяют специальный круг обязанностей всех участников этих отношений.

Предметом энергосервисного договора являются определенные действия или определенная деятельность, направленные на энергосбережение и повышение энергетической эффективности потребления энергетических ресурсов (например, экономия денежных средств за счет физической экономии энергоресурсов, полученной в результате внедрения новых энергосберегающих технологий, в том числе и когенерационных, применяемых при модернизации зданий, сооружений и т. п.). И как следствие, отличительным признаком, позволяющим отграничить энергосервисный договор от договора подряда или оказания услуг, является экономия энергоресурсов, достигнутая благодаря проведению энергосберегающих мероприятий. Предлагается под энергосервисным договором понимать соглашение, по которому одна сторона (исполнитель) обязуется по заданию другой стороны (заказчика) совершить действия (мероприятия), направленные на энергосбережение и повышение энергетической эффективности потребления заказчиком энергетических ресурсов, а заказчик обязуется оплатить эти действия (мероприятия) при условии достижения результата в виде экономии энергоресурсов от проведенных энергосберегающих мероприятий.

15. Регулирование отношений, связанных с обращением на оптовом рынке электроэнергии особого товара - мощности, должны строиться по модели договора о приобретении будущей «квазивещи», т.е. энергетического ресурса. В момент заключения договора купли-продажи мощности у поставщика должна существовать реальная возможность создания «квазивещи» в будущем, т.е. поставщик должен в установленные сроки обеспечить готовность генерирующего оборудования (агрегатов) к выработке электроэнергии установленного количества и качества. И следовательно, плата за мощность предназначена компенсировать в том числе и затраты, связанные с поддержанием генерирующего оборудования в работоспособном состоянии.

Изложенные теоретические выводы позволили сформулировать практические рекомендации по совершенствованию правового регулирования отношений по электро- и теплоснабжению в условиях развития когенерации.

Учитывая тот факт, что новая система организации торговли электрической энергией создана без учета особенностей производства электрической и тепловой энергии в режиме комбинированной выработки, предлагается привести в соответствие законодательство об электроэнергетике и теплоснабжении, а именно:

Во-первых, целесообразно нормативно закрепить в ст. 6 Закона об электроэнергетике основной принцип государственной политики в сфере электро- и теплоснабжения - «принцип содействия модернизации действующих энергетических объектов с размещением когенерационных установок для комбинированного производства электрической и тепловой энергии с целью стимулирования энергосбережения и повышения энергетической эффективности».

Во-вторых, отнести к основным принципам оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике принцип приоритетности режимов комбинированной выработки электрической и тепловой энергии в регулировании режимов работы генерирующего оборудования. В связи с этим предлагается исключить из ст. 13 Закона об электроэнергетике ограничение, в соответствии с которым приоритетность режимов комбинированной выработки электрической и тепловой энергии осуществляется только в осенне-зимний период.

Теоретическая значимость исследования состоит в научной разработке и обосновании целостной концепции единства и дифференциации регулирования договорных отношений на рынках электрической и тепловой энергии, включающей научные выводы и положения, которые сформулированы в диссертации, поскольку дает представление о гражданско- правовых договорах в сфере электро- и теплоснабжения как элементах договорной системы, их правовой природе и позволяет унифицировать и дифференцировать нормы о таких договорах исходя из правовой природы регламентируемых ими отношений, а также включает в отечественную правовую науку новые подходы к регулированию договорных отношений по электро- и теплоснабжению в условиях развития когенерации.

Практическая значимость диссертации обусловлена возможностью использования сформулированных в ней выводов для совершенствования правового регулирования договорных отношений, складывающихся в сфере электро- и теплоснабжения в условиях развития когенерации. В частности, опубликованные в юридической литературе некоторые положения диссертационного исследования нашли отражение в формулировках п. 12 ст. 2 и п. 2 ст. 17 Закона о теплоснабжении, а именно, отстаиваемый диссертантом тезис о том, что функции сетевой организации сведены к содержанию тепловых сетей в работоспособном состоянии и их эксплуатации в соответствии с требованием безопасности. Энергию передает ее источник, следовательно, название договора оказания услуг по передаче тепловой энергии весьма условно, поскольку сетевая организация исходя из технологии процесса может лишь обеспечивать процесс передачи энергии через тепловые сети посредством поддержания их в исправном состоянии.

Кроме того, в Правилах предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 06 мая 2011 г. № 354, учтены и опубликованные ранее замечания автора диссертационного исследования в отношении наделения теплоснабжающих организаций полномочиями по корректировке один раз в год размера платы за потребленную теплоэнергию для нужд отопления и горячего водоснабжения.

Основные положения диссертационного исследования могут быть полезны в научно-исследовательской работе, в учебно-методических целях в процессе преподавания учебных дисциплин «Гражданское право», «Коммерческое (предпринимательское) право», «Жилищное право», «Энергетическое право».

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре коммерческого права юридического факультета Санкт- Петербургского государственного университета, здесь же проведено ее рецензирование и обсуждение. Результаты проведенного исследования легли в основу и использовались автором для проведения лекций по программам повышения квалификации в рамках семинаров «Правовое регулирование отношений по энергосбережению и повышению энергетической эффективности», «Управление многоквартирными домами» и др. (Новосибирск, 2010, 2011, 2012).

Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в публикациях автора; обсуждались в рамках круглого стола «Особенности правового регулирования договорных отношений на рынках электрической и тепловой энергии», который был организован Арбитражным судом Новосибирской области (Новосибирск, 2011, 2012); излагались на шестой сессии Школы преподавателей коммерческого (предпринимательского) права по программе: «Актуальные проблемы теории и практики коммерческого (предпринимательского) права» (Санкт-Петербург, 2011), а также на научно- практических семинарах и конференциях.

Авторские материалы использовались при подготовке законопроекта № 449041-4 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с осуществлением мер по реформированию Единой энергетической системы России» (Москва, 2008).

Положения диссертационного исследования докладывались на депутатских слушаниях городского Совета Новосибирска на тему «Некоторые аспекты договорных отношений ЖСК, ТСЖ, управляющих организаций с энергоснабжающими организациями» (Новосибирск, 2007).

На муниципальном уровне отдельные положения диссертационного исследования рассматривались и были приняты для реализации комиссией Совета депутатов города Новосибирска по городскому хозяйству (Новосибирск, 2007).

Структура диссертации обусловлена предметом, целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух частей, включающих шесть глав, разделенных на параграфы, заключения и списка использованных источников.

Общие черты и основные различия в регулировании рынков электрической и тепловой энергии в России

По оценкам, из всех видов вырабатываемой энергии в нашей стране наиболее широкое использование находят два вида энергии - электрическая энергия и тепловая энергия. Для организации рационального энергоснабжения страны особенно важное значение имеет когенерация, являющаяся наиболее совершенным технологическим способом производства электрической и тепловой энергии. Под термином когенерация понимается энергоснабжение на базе комбинированной (совместной) выработки электрической и тепловой энергии. В настоящее время совмещение деятельности по производству тепло- и электроэнергии принято именовать когенерацией (от англ. cogeneration — совместная генерация), а в советский период развития энергетики данный процесс именовался теплофикацией.

В нашей стране рынок когенерации находится на стадии становления, но необходимо учитывать, что он является составной частью рынков электрической и тепловой энергии. Обращение к истории возникновения и развития рынков электрической и тепловой энергии России, — необходимый компонент процесса формирования новых экономических отношений в условиях развития когенерации, а также разработки адекватных правовых конструкций и институтов для их регулирования. История рынков тепловой и электрической энергии, а в широком смысле история моделей организации оборота тепло- и электроэнергии, - это интересная тема, ибо современная цивилизация основана на электричестве, и зависимость человека от тепловой и электрической энергии со временем лишь увеличивается. Знание истории дает возможность обнаружить закономерности развития рынков тепло- и электроэнергии и на основании тенденций развития с определенной долей вероятности предвосхитить будущие их преобразования.

В своем развитии рынок электрической энергии нашей страны прошел несколько этапов.

В России первые небольшие электростанции на постоянном токе низкого напряжения появились в конце XIX в. В то время деятельность по производству и передаче электроэнергии носила локальный характер и в основном сосредоточивалась в крупных промышленных городах страны, т.к. высокие удельные потери электроэнергии ограничивали дальность ее передачи по сетям низкого напряжении. Все это послужило основой формирования конкурентной среды в этой сфере, поскольку потребители могли получать электроэнергию от разных электростанций, принадлежащих разным владельцам, и улицы таких городов, как Москва, Санкт-Петербург и др., оказывались опутанными многочисленными проводами воздушных линий электропередачи, принадлежащих разным производителям. И, как следствие, в условиях отсутствия монополии на передающие сети цена на электроэнергию произвольно определялась владельцами электростанций под влиянием спроса и предложения.

Следующий этап развития электроэнергетики пришелся на начало XX в., когда М.О. Доливо-Добровольский изобрел трехфазный трансформатор и разработал систему генерации и передачи трехфазного переменного тока. Применение трехфазных электрических машин (генераторов и двигателей), а также трансформаторов позволило строить электростанции в местах расположения первичных источников энергии (уголь, торф и т.п.), производить электроэнергию на повышенном напряжении, передавать ее на большие расстояния до местонахождения потребителей и трансформировать ее в низкое напряжение, требующееся для электроустановок потребителей. Это и положило начало созданию энергосистем. Так, например в 1912 г. под Москвой в городе Богородск (ныне Ногинск) началось строительство самой крупной по тем временам электростанции на торфе, а уже в 1914 г. была введена в эксплуатацию первая линия электропередачи напряжением 70 кВ от этой электростанции до Москвы5.

Важнейшая веха в истории развития электроэнергетики страны связана с проведением национализации крупных предприятий в ведущих отраслях промышленности, когда сначала на основании Декрета от 16.12.1917 г. было передано государству «Акционерное общество электрического освещения», а затем и на основании Декрета СНК от 28.06.1918 г.6 объявлены собственностью РСФСР все принадлежавшие акционерным обществам и паевым товариществам электростанции, производившие электрический ток.

Становление электроэнергетики как отрасли экономики в советское время, прежде всего, связано с планом ГОЭЛРО (1920), рассчитанным на 10-15 лет, который предусматривал строительство 30 электростанций общей мощностью 1,75 млн. кВт., а также строительство сетей напряжением 35-110 кВт для передачи мощности к узлам нагрузки и соединение электростанций для параллельной работы. Этот период характеризовался государственным финансированием строительства больших электростанций и установлением государственного контроля над электроэнергетической отраслью в целом. План ГОЭЛРО был выполнен с опережением: к концу 1935 г. построено 40 районных электростанций.

В ходе дальнейшего развития отрасли с введением в эксплуатацию первой ЛЭП-400 переменного тока к середине XX в. была сформирована Единая энергетическая система Европейской части СССР (энергосистемы Юга, Центра, Урала, Средней Волги) - особая модель электроэнергетики, обусловленная разнообразием экономико-географических факторов

Там же. обслуживаемой территории и отличающаяся от моделей электроэнергетики других стран мира. В 70-е гг. XX в. начали строиться крупнейшие в мире гидроэлектростанции (ГЭС): Братская, Красноярская, Усть-Илимская, Саяно-Шушенская. В этот период были также сооружены атомные электростанции (АЭС) с единичной мощностью реактивов 1 000 и 1 500 МВт. Кроме того, важным следствием процесса объединения энергосистем стало строительство развитых межсистемных электрических сетей (ЛЭП высокого и сверхвысокого напряжения - 500 и 1 150 кВ), позволяющих передавать большие потоки электроэнергии между различными регионами страны. А уже к началу 80-х гг. XX в. была окончательно сформирована Единая энергетическая система страны.

Энергетическое обследование: понятие, значение, организация проведения

Несмотря на то что в последние годы принят ряд нормативных правовых актов, которые упорядочивают отношения по снабжению потребителей тепловой и электрической энергией, стройная система в этой сфере еще не сложилась. Более того, учитывая то, что отчетливо прослеживается тенденция к интеграции таких рынков, как рынок электрической и рынок тепловой энергии, которые вследствие своей общей технологической направленности нуждаются в специфическом регулировании, есть основания поставить вопрос о выборе единого подхода к правой модели договорного регулирования отношений, связанных с оборотом тепло- и электроэнергии в условиях развития когенерации.

Богданов А. Шесть технологий энергосбережения // Энергорынок. 2010. № 11. С. 16. На протяжении всего советского периода отношения по электро- и теплоснабжению регулировались едиными подзаконными, в основном ведомственными, нормативными актами. Например, Правила пользования электрической и тепловой энергией, утвержденные впервые Народным комиссариатом электростанций и электропромышленности СССР в 1939 г., опосредовали взаимоотношения энергоснабжающих организаций с потребителями как электрической, так и тепловой энергии. Эти Правила изменялись в 1951, 1952, 1959, 1969, 1981 годах. Без сомнения, снабжение потребителей тепловой и электрической энергией имеет общие черты: и электроснабжение, и теплоснабжение объединены общей технологической и экономической направленностью.

В 90-е годы XX века в основу правовых норм, регламентирующих отношения по электро- и теплоснабжению, была положена конструкция, известная как договор о снабжении энергетическими и другими ресурсами через присоединенную сеть (статья 84 Основ гражданского законодательства Союза ССР), а впоследствии - договор энергоснабжения (параграф 6 главы 30 ПС РФ). При этом было установлено ограничение на заключение договора энергоснабжения в зависимости от наличия у потребителя энергоустановки, присоединенной непосредственно к сетям энергоснабжающей организации. Следствием такого ограничения явилось то, что отношения, которые складываются при электро- и теплоснабжении многих потребителей, оставались долгое время неурегулированными.

В России большая часть потребителей электро- и теплоэнергии, как правило, не имеет в собственности (или на ином законном основании) энергопринимающих устройств, присоединенных к сетям энергоснабжающих организаций. Следовательно, эти потребители получают энергию не непосредственно от энергоснабжающих организаций, а от лиц, которые имеют в собственности или на ином законном основании энергопринимающие устройства, присоединенные к сетям энергоснабжающей организации. Но с правовой точки зрения взаимоотношения между ними долгое время не были урегулированы, так как в Гражданском кодексе РФ всего лишь предусмотрено, что абонент может с согласия энергоснабжающей организации передавать энергию субабоненту, т.е. лицу, которое не имеет в собственности (или на ином законном основании) энергопринимающего устройства, присоединенного непосредственно к сетям энергоснабжающей организации.

В связи с этим закономерно возникал вопрос: являлось ли потребителем по договору энергоснабжения лицо, не имеющее в собственности (или на ином законном основании) энергоустановки, присоединенной непосредственно к сетям энергоснабжающей организации? Судебная практика пошла по пути ограничения круга потребителей по договору энергоснабжения теми из них, у которых имелись в собственности или на ином законном основании энергопринимающие устройства, присоединенные к сетям энергоснабжающей организации. Кроме того, в юридической литературе превалировало мнение, что в таких случаях эти лица (субабоненты) выступали лишь потребителями услуг по передаче энергии, а, в свою очередь, абоненты — посредниками.

Показателен здесь пример из судебной практики. Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о понуждении на основании ст. 426 ГК РФ заключить договор на теплоснабжение жилого дома, застройщиком которого оно является. В соответствии с техническими условиями, полученными от энергоснабжающей организации, теплоснабжение указанного жилого дома возможно только через тепломагистраль, собственником которой является акционерное общество.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано исходя из следующего. Суд установил, что акционерное общество, не будучи энергоснабжающей организацией, является абонентом по действующему договору энергоснабжения. Согласно ст. 545 ГК РФ абонент может с согласия энергоснабжающей организации передавать энергию, принятую им от энергоснабжающей организации, через присоединенную сеть другому лицу (субабоненту).

Услуги по передаче тепловой энергии по присоединенной сети возможны лишь при наличии присоединения. Подключение общества с ограниченной ответственностью к тепломагистрали, построенной акционерным обществом для собственных нужд, будет являться обременением акционерного общества. Таким образом, суды сделали вывод о том, что акционерное общество не является организацией, для которой заключение договора теплоснабжения является обязательным в силу ст. 426 ГК РФ. Суд кассационной инстанции оставил судебные акты в силе69.

При такой системе договорных связей опосредованного типа, заимствованной полностью из советского законодательства, абоненты несли ответственность перед энергоснабжающей организацией за действия субабонентов. Таким образом, ответственность абонентов за действия третьих лиц (субабонентов), по сути, являлась ответственностью без учета вины. А в результате истинные виновники правонарушения (субабоненты) зачастую так и оставались не привлеченными к ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств по оплате за потребленную энергию.

Такая структура договорных связей порождала в экономических условиях, существовавших в 90-е годы, различные злоупотребления: во-первых, многим абонентам приходилось расплачиваться по долгам неплатежеспособных субабонентов; во-вторых, нередки были случаи, когда абоненты отказывались от заключения договоров на пользование энергией (или договора услуг на передачу энергии) с субабонентами, поскольку на эти отношения не распространялся режим публичного договора

Основные особенности и механизм функционирования оптового рынка электроэнергии и мощности

Истец заявил, что его вина отсутствует, поскольку до обращения в арбитражный суд с настоящим иском ЗАО «ЦЦР ФОРЭМ» неоднократно ранее подтверждало наличие долга Ответчика перед Истцом за полученную в июле 2002 г. электроэнергию. В подтверждение этих обстоятельств было представлено письмо Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации от 21.06.2003 г., согласно которому в счете-извещении и счете-требовании за июнь 2003 г. ЗАО «ЦЦР ФОРЭМ» было произведено уменьшение задолженности Ответчика перед Истцом за июль 2002 г. При этом согласно счету-извещению за июнь 2003 г. уменьшение стоимости поставленной Истцом электроэнергии в июле 2002 г. на спорную сумму отнесено на недоплату по балансу Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации, как не распределенную между покупателями и поставщиками, подлежащую оплате в следующих расчетных периодах в соответствии с пунктом 7 Инструкции «О порядке расчета стоимости баланса ФОРЭМ при установлении тарифов на электроэнергию (мощность), отпускаемую на ФОРЭМ», утвержденной Постановлением Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации от 21.01.2000 г. № 416.

Заслушав представителей сторон по данному делу, исходя из имеющихся в деле доказательств арбитражный суд установил обоснованность возражений Ответчика в части отсутствия долга перед Истцом в размере заявленных исковых требований. При таких обстоятельствах арбитражный суд отказал в иске ввиду отсутствия задолженности Ответчика перед Истцом92.

Кроме того, дела о взыскании задолженности за полученную с ФОРЭМ электроэнергию вызывали особые проблемы, связанные не только с установлением фактических обстоятельств по делу, но и с толкованием норм материального права, подлежащих применению. Так, Гражданский кодекс РФ 1996 г. отношения по снабжению электрической энергией отнес к группе обязательств по передаче имущества, при этом установил ограничение на заключение договора энергоснабжения в зависимости от наличия у абонента энергопринимающего устройства, присоединенного непосредственно к сетям энергоснабжающей организации. Следствием такого ограничения явилось то, что под действие договора энергоснабжения не подпадали отношения, которые складывались по поводу обращения электрической энергии в рамках Единой энергетической системы России, поскольку произведенная поставщиками электроэнергия передавалась покупателям по магистральным сетям, принадлежащим оператору торговой системы ФОРЭМ — РАО «ЕЭС России», и соответственно энергопринимающие устройства покупателей на оптовом рынке присоединены к сетям оператора торговой системы ФОРЭМ.

В связи с признанием ФОРЭМ сферой купли-продажи электрической энергии на практике возник закономерный вопрос: подпадают ли отношения, которые складывались по поводу обращения электрической энергии в рамках Единой энергетической системы России, под регулирование договора купли-продажи? В судебных актах 2001-2002 гг. находит отражение позиция, согласно которой при рассмотрении исков о взыскании задолженности за полученную с ФОРЭМ электроэнергию арбитражные суды исходят из того, что к спорным правоотношениям могут быть применены нормы параграфа 1 главы 30 ГК РФ, регулирующие отношения по купле-продаже товаров, с учетом особенностей функционирования ФОРЭМ.

Данное обстоятельство подтверждается примером из судебной практики. Избыточная энергосистема АО-энерго (далее - Истец) обратилась с иском в Арбитражный суд Кемеровской области о взыскании с дефицитной энергосистемы АО-энерго (далее - Ответчик) задолженности за поставленную в декабре 2001 г. в адрес Ответчика с федерального оптового рынка электроэнергии (мощности) электрическую энергию.

Как усматривается из материалов дела, в соответствии с плановым балансом производства и поставок электрической энергии в рамках Единой энергетической системы России на 4-й квартал 2001 г., утвержденным

Постановлением Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации от 19.01.2001 г. № 52/4, Истец как избыточная энергосистема произвел в декабре 2001 г. поставку на ФОРЭМ электроэнергии, распределенной оператором ФОРЭМ между дефицитными энергосистемами, в том числе и Ответчик получил от источника Истца электроэнергию. Это обстоятельство подтверждается данными первичного учета оператора ФОРЭМ, а также Объединенного диспетчерского управления энергосистемами Сибири.

На основании счета-извещения, составленного оператором ФОРЭМ -ЗАО «ЦДР ФОРЭМ», Истец предъявил Ответчику к оплате счет-фактуру за поставленную в декабре 2001 г. электроэнергию.

Ответчик исковые требования оспорил, сославшись на отсутствие прямых договорных отношений по поставке либо купле-продаже электрической энергии с Истцом, поскольку согласно пункту 8 Основных принципов функционирования и развития федерального оптового рынка электрической энергии поставка электрической энергии (мощности) на ФОРЭМ и ее получение осуществляется на основании договоров, заключаемых субъектами ФОРЭМ с РАО «ЕЭС России» или с уполномоченной им организацией.

Участники договорных отношений, связанных со снабжением электрической энергией

На протяжении всего советского периода развития гражданского права уровень правового регулирования отношений по теплоснабжению потребителей отличался явным несоответствием функциям и роли тепловой энергии в жизни общества. Достаточно сказать, что договор теплоснабжения как договорный тип конституировался вне рамок действовавших Гражданских кодексов, посредством издания специальных ведомственных, актов165, относящихся к сфере теплоснабжения. Отсюда исходила доктринальная тенденция увязать теплоснабжение с ближайшими по содержанию договорными типами действовавших Гражданских кодексов, объявляя его примыкающим по своей правовой природе то к договорам купли-продажи166 или поставки167, то к договорам перевозки168 или договорам услуг169; делались также выводы о самостоятельном характере договора теплоснабжения в системе гражданско-правовых договоров.

За сравнительно небольшой отрезок времени, начиная с 90-х гг. XX в., стала отчетливо прослеживаться тенденция к интеграции таких договорных обязательств, как электроснабжение, теплоснабжение, водоснабжение, газоснабжение и др., которые вследствие своей хозяйственной направленности нуждаются в специфическом регулировании и адекватном им понятийном обособлении. Так, в Основы гражданского законодательства 1991 г. была включена специально и полностью посвященная именно договору о снабжении энергетическими и другими ресурсами через присоединенную сеть статья 84, состоящая из четырех пунктов. Согласно которой по договору о снабжении энергетическими и другими ресурсами через присоединенную одна сторона (снабжающая сторона) обеспечивала другую сторону - потребителя (абонента) - предусмотренными договором ресурсами, а потребитель оплачивал стоимость принятых ресурсов.

Часть вторая ГК РФ договору по передаче ресурсов через присоединенную сеть уже посвятила отдельный параграф ( 6 гл. 30), получивший наименование «Энергоснабжение», выделив этот договор в самостоятельный вид договора купли-продажи. В соответствии со ст. 539 ГК РФ по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии. При этом правила параграфа 6 гл. 30 ГК РФ применяются к отношениям, связанным со снабжением тепловой энергией через присоединенную сеть, если иное не установлено законом или иным правовым актом. Таким образом, законодатель придал правилам Гражданского кодекса субсидиарный характер. Вместе с тем в значительной степени положения 6 «Энергоснабжение» были заимствованы из Правил пользования электрической и тепловой энергией 1981 г., в том числе структура договорных связей по снабжению потребителей тепловой энергией осталась той же, что и в указанных Правилах. Было бы опрометчиво полагать, что правовые формы и институты, которые обслуживали интересы прежней плановой экономики с более простым, чем в настоящее время, хозяйственным механизмом, могут полностью соответствовать потребностям современного гражданского оборота.

В научной литературе возможность передачи и потребления энергии только через присоединенную сеть рассматривают в качестве основного видообразующего признака договора энергоснабжения172. Иную точку зрения отстаивает В.В. Витрянский, который к видообразующим признакам, выделяющим энергоснабжение в самостоятельный гражданско-правовой договор, относит лишь его предмет, т.е. энергию и действия по ее

Таким образом, договор теплоснабжения наряду с другими174 образует самостоятельный договорный тип - договор энергоснабжения, представляющий собой юридическую форму опосредствования экономических отношений по производству и передаче через присоединенную сеть энергии и других ресурсов. К энергоснабжению как договорному типу примыкают шесть других договорных типа - договоры розничной купли-продажи, поставки, поставки товаров для государственных и муниципальных нужд, контрактации, продажи недвижимости и продажи предприятия (см. гл.30 ГК РФ), которые так же, как и договор энергоснабжения, опосредствуя ту или иную социальную деятельность и заимствуя некоторые правила о купле-продаже, считаются договорами, относящимися к группе обязательств по передаче имущества в собственность (или иное вещное право).

Таким образом, представляется возможным констатировать сходства договора энергоснабжения и договора теплоснабжения, базирующиеся на передаче товара (т.е. энергии) через присоединенную сеть, которые дают оснований для рассмотрения договора теплоснабжения в качестве разновидности договора энергоснабжения. Договор теплоснабжения относится к договору энергоснабжения как вид к роду и, как следствие, имеет специфические признаки, которые и позволяют выделить его в качестве отдельного вида договора энергоснабжения, поскольку он имеет особую предметную определенность - тепловую энергию и действия по ее передаче через присоединенную сеть; особый субъектный состав -теплоснабжающая организация, потребитель; особую целевую направленность - возмездная передача тепловой энергии потребителю через присоединенную сеть. Указанные признаки определяют специальный круг обязанностей всех участников этих отношений. Например, потребитель обязан обеспечивать надлежащее техническое состояние и безопасность эксплуатируемых тепловых сетей, приборов и оборудования, соблюдать установленный режим потребления энергии, а также немедленно сообщать теплоснабжающей организации об авариях, о пожарах, неисправностях приборов учета энергии и об иных нарушениях, возникающих при потреблении энергии.

Похожие диссертации на Система договорных отношений по электро- и теплоснабжению в условиях развития когенерации



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

24 оригинальные поделки из жестяных банок - Fishki Важная персона на свадьбе

Система договорных отношений в организации Система договорных отношений в организации Система договорных отношений в организации Система договорных отношений в организации Система договорных отношений в организации Система договорных отношений в организации Система договорных отношений в организации Система договорных отношений в организации

Похожие новости